Одна жизнь – одна команда!

Константин Рауш: «О возвращении в Россию думал с 17 лет»

Новичок московского «Динамо» в интервью телеканалу «Матч ТВ» рассказал о переговорах с российскими клубами, поездке в Сибирь и друзьях из сборной Германии.

 «Серьезные намерения были только у «Динамо» 

– Русский язык все-таки изучаете или вспоминаете?

– Учу. Дома с родителями по-русски разговариваю, стараюсь не забывать язык. Но пока по-русски не так хорошо говорю, как по-немецки.

– Нашли преподавателя?

– Думал об этом, но больше времени все же уделяю знакомству с командой.

– Кто в команде больше помогает?

– Со всем общаемся. Если темп речи небыстрый – понимаю каждое слово. Иногда моего русского хватает, чтобы дать правильный ответ.

– Когда появился вариант с «Динамо», долго размышляли?

– Думал о возвращении в Россию с 17 лет, с момента, когда начинал в бундеслиге. Сейчас мне 27. Наверное, последний шанс вернуться. Когда начались переговоры с «Динамо», ни в чем не сомневался. С «Кельном» быстро договорились, проблем не было.

– С кем советовались?

– Общались с Панченко, с ним знакомы по сборной. Много разговаривали с агентами, решили, что переход – правильный шаг.

– «Динамо» – единственный клуб РФПЛ, которому вы были интересны?

– Насколько знаю, серьезные намерения были только у «Динамо». 

– Черчесов повлиял на переход?

– Разговаривал с ним. Рассказал, что хочу вернуться в Россию. Тренер объяснил, как все устроено в «Динамо».

– Другой динамовский новичок Евгений Марков отмечал, что для него большую роль сыграла фигура главного тренера. Общались перед переходом с Хохловым?

– Да, конечно. Он рассказал, почему трансфер оправдан, и показал, как здесь все работает. Мне понравилось, и я быстро принял решение.

– Как болельщики «Кельна» отнеслись к вашему уходу?

– Пожелали всего самого лучшего. Поблагодарили за полтора года в команде. Надеюсь, никто не злится, что я выбрал Россию.

– Этот переход – шаг вперед?

– Команды в бундеслиге, конечно, сильнее российских, но мне было важно играть здесь. 

 «Впечатления о Сибири – все старое и людей мало»

– Семья осталась в Германии?

– Да, я приехал один. С родителями много разговаривал перед этим. Они сказали: «Хочешь в Россию – вперед!»

– Откуда такая тяга к исторической родине?

– Не знаю, наверное, я человек такой. Всю юность хотел вернуться.

– Как в Германии держали связь с Россией? Книжки читали, смотрели фильмы?

– Смотрел российский футбол (улыбается).

– На что обратили внимание?

– Болельщиков мало на стадионах. В Германии больше.

– Наверняка когда вы были ребенком, родители и фильмы русские смотрели, и песни слушали песни на родном языке.

– Они до сих пор смотрят ТВ и слушают музыку только на русском. Но я больше привык к немецкому языку.

– До вызова в сборную России как часто бывали в стране?

– Очень редко. Два раза приезжал в Москву, к родственникам. И еще был в Сибири, где я родился.

– Впечатления?

– Все очень старое, и людей на улицах мало.

– В России есть такая поговорка: «Что русскому хорошо, то немцу – смерть». Как вы ее понимаете?

– Не знаю (смеется). А как ее понимают в России?

– Что мы довольно разные люди.

– Думаю, это правда.

– Вас в Германии называли Кока. Костей никто не называл?

– Нет. Ребята, конечно, спрашивали: «Как тебя там по-русски зовут?» Отвечал: «Костя».

– А что значит Кока?

– Так со школы пошло. В «Динамо» я - Костя.

«Черчесов позвонил, когда вызова в сборную уже не ждал»

– Какой из больших турниров на уровне сборных запомнился больше всего?

– 2008 год, когда Россия заняла третье место. Команда здорово играла. Аршавин понравился, Жирков был хорош, Игорь стоял на воротах отменно.

– Собственного вызова в сборную России долго ждали?

– Мечтал об этом с 20-летного возраста, когда еще играл за «Ганновер». Хотел выступать за Россию. Черчесов позвонил, когда уже вызова совсем не ждал. 

– С Романом Нойштедтером общаетесь?

– Рома мне очень помогает. Если что-то непонятно – подсказывает. Это касается и языка, и бытовых моментов. Стали общаться с первого дня в сборной. Роман объясняет, что парни пишут в командном чате, я пока не читаю по-русски.

– Что для вас значит чемпионат мира в России?

– Это – самое важное, самый большой турнир. Надеюсь, отлично выступим на ЧМ!

– Как оцениваете группу сборной России?

– Если будем готовиться и работать, подойдем к турниру с полной концентрацией - пробьемся в следующий этап.

– Какой результат на ЧМ будете считать успешным?

– Пока приоритет – группа. Уругвай – сильная команда. А вообще больше думаю о «Динамо».

– Продолжаете следить за сборной Германии?

– Конечно, там много знакомых.

– А друзей?

– Таковыми могу назвать Ларса Штиндля и Антонио Рюдигера. 

– Много общаетесь?

– Да, созваниваемся и списываемся по WhatsApp. Ребята рады за меня. Знают, что я хотел выступать за Россию. Надеюсь, у нашей сборной прибавится болельщиков из Германии.

– В чем феномен современной немецкой сборной? Той, у которой выросло потрясающее поколение. Которая Кубок конфедераций выигрывает неосновным составом.

– В Германии серьезная дисциплина. Игроки тренируются профессионально. В 14-15 лет ребята перебираются поближе к клубной базе, чтобы жить рядом. Находят работу вместе, чтобы командой стать. Страна десять лет строила стадионы, интернаты, базы. Поэтому и выросло такое поколение.

– Можете оценить силу нынешнего «Динамо»? На каком месте команда может закончить сезон?

– Будем стараться выигрывать в каждой игре, а там посмотрим. Для меня сейчас важнее адаптироваться.   

– Вам 27. Вернулись в Россию, как и мечтали. Что дальше?

– Хочу хорошо выступить в «Динамо» и на чемпионате мира. Могу себе представить, что остаток карьеры проведу в России. Не исключаю, что останусь здесь жить.

1 февраля 2018 , 09:44
Источник: «Матч ТВ»

Комментарии:

1 февраля , 12:39
вольётся
1 февраля , 12:00
Да, надеюсь, что вместе с Константином наша команДа будет двигаться только вперед и вверх!
1 февраля , 11:20
Приятное впечатление!